«Бог не в рукотворенных храмах живет» Печать

 

Проповедь проректора священника Алексия Сорокина на Всенощном бдении в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Дорогие отцы, братья и сестры!
Накануне Праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы на всенощном бдении звучат три паремии, которые отличаются от текстов, знакомых нам по другим Богородичным праздникам. Все три сегодняшние паремии объединены одной общей темой, они говорят нам о храме как о Доме Божьем, как об особом месте присутствия Божия в этом тварном мире. Первая из паремий взята из Книги Исход: она повествует о сооружении Скинии – переносного, можно сказать – походного, храма, который построили израильтяне еще во время своего пути из Египта в Страну Обетованную. Скиния сооружалась по прямому повелению Божию. Через Своего пророка Моисея Господь диктовал точное устройство этого сооружения, размеры отдельных деталей, материалы для их изготовления. Скиния представляла собой своего рода шатер, она легко разбиралась и переносилась с места на место. В самой главной части скинии, которая называлась Святая Святых, помещался Ковчег Завета – особый ящик, изготовленный из драгоценного дерева ситтим, украшенный золотыми изображениями херувимов. Внутри Ковчега находились скрижали Завета.
Казалось бы, зачем надо было в этой безлюдной пустыне, в трудном походе тратить время и силы на сооружение столь сложной конструкции, а потом еще постоянно разбирать, переносить и собирать ее снова? Ведь Богу можно покланяться в любом месте, Он всеведущ и вездесущ. Но для человека древней ближневосточной культуры, воспитанного среди языческих племен, было очевидно, что для Бога необходимо построить Дом. В каждом городе Древнего Египта, Междуречья или Палестины центральным местом был именно дом или дворец местного бога – языческий храм. Эти храмы и выглядели нередко как царские дворцы, а в самой верхней «царской» комнате этого дворца устанавливалось и само «божество», т.е. идол, статуя. Этим «богам» служили жрецы: омывали их, воскуряли фимиам, приносили им жертвы.
Зная потребность Своего народа в богообщении, Истинный Господь – Бог Израиля – снисходит к немощи человеческой, повелевая соорудить себе Дом. В Священном Писании храм нередко так и именуется - Дом Божий. Но этот храм, эта скиния, отличается от языческих капищ тем, что в ее Святая Святых отсутствует «самое главное» для язычников, там нет изображения Неизобразимого Истинного Бога. Но при этом после освящения скинии Незримый Господь являет Свою Славу зримым образом в виде облака для укрепления веры избранного народа.
Мы с вами по-прежнему именуем храм Домом Божиим. И хотя, как сказал апостол Павел, обращаясь к афинским философам, Бог «не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих [как бы] имеющий в чем-либо нужду» (Деян. 17:24-25), мы все-таки собираемся в храме на молитву, для совершения Богослужений, для участия в Таинствах. Мы понимаем, что храм этот нужен не Богу, а нам с вами. Здесь все располагает нас к встрече с Богом, к молитве, к научению в вере. Но благодаря тому же апостолу Павлу мы знаем, что подлинными храмами Божьими являемся мы сами. «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа» (1 Кор. 6:19). Но что же нам делать, чтобы эти храмы не пустовали, чтобы воистину Святой Дух жил в нас?
Быть может, нам стоит поучиться как раз у древнего Израиля и, так же точно и скрупулезно следуя заповедям, стараться устроить и украсить свои внутренний храм? Точно также не пренебрегать никакой «мелочью», не почитать никакую заповедь маловажной. Точно так же не жалеть себя для этого. Точно так же отдавать свои «драгоценности» - время, силы, удобство, комфорт – для устроения храма своей души. А не ограничиваться, как это бывает порой, лишь отдельными минутами молитвенного правила или воскресного похода в храм. Быть может, при таком отношении к нашему внутреннему храму и при таком стремлении к богообщению, Слава Господня осияет и наши души, как некогда в пустыне скинию. Аминь.