Чудеса от чтимого Угрешского образа святителя Николая Печать

 

Чудеса изложены по книге: Угреша. Историческое описание Николо-Угрешского общежительного монастыря. Издание восьмое с рисунками. Москва, печатня А.И. Снегиревой, 1905г.

1.

Исцеление крестьянки Матроны, расслабленной ногами, 1858 года.

Подольского уезда, деревни Богдановой, крестьянская девица Матрона, бывшая лет двенадцати, упала с довольно высокого крыльца, и о своем падении и ушибе скрыла от родителей. Вскоре на ее спине стал замечаться горб, со временем увеличивающийся более и более, а в ногах ее оказалась сначала слабость, потом трудность в хождении и наконец совершенное онемение. Во время своей болезни она лишилась матери. Отец ее вступил в другой брак и сам вскоре умер. Некоторые из односельчан и из ее родных ходили иногда в праздничные дни на богомолье в Николо-Угрешский монастырь и, возвращаясь, много рассказывали больной о сей обители. Она не редко думала, что если бы была возможность с какой бы радостью побывала она там, и помолилась бы Угоднику Божию Святителю Николаю. Между тем уже исполнился год ее болезни, и в то же самое число, в которое она лишилась владения ног, вдруг почувствовала некоторое облегчение. Через несколько дней после того ее мачеха и тетка видят во сне, каждая особо, будто они с больною молятся в Николо-Угрешском монастыре. Видение во сне они пожелали исполнить на деле, с больною отправились в монастырь, отслужили молебное пение Святителю, во время которого больная могла уже несколько стоять, после сего в каждым днем ей становилось лучше и лучше, так как ноги стали крепнуть все более и более. Это было в 1858 году в октябре месяце. С тех пор она стала ходить совершенно свободно и твердо. Так как во время болезни не было употребляемо никаких врачебных пособий, то свое выздоровление она и ее родные приписывают единственно благодатной силе чудотворной иконе святителя Николая.

2.

Исцеление московского земского исправника Н.С. Василия Ивановича Муратова, 1859 г.

Оно описано им самим. В 1856 году я заболел лихорадкою, которая признана докторами крымскою. Болезнь эта с небольшими промежутками продолжалась до сентября 1859 года, и нередко во время пароксизмов сидевшие при мне слышали треск в моих костях, и меня поднимало на постели на четверть аршина, чего не могли остановить двое или трое державших меня. Лечившие врачи употребляли всевозможные и самые сильные средства, но в течении трех лет не могли даже ослабить болезнь. После каждого промежутка лихорадка возобновлялось с новою силой, и я наконец ослабел телом и духом. В сентябре месяце 1858 г. к лихорадочной болезни присоединилась еще другая, ужасная и нестерпимая, так что я не мог выносить ее, но при всем этом, я не отчаивался, и единственное находил утешение в надежде на непосредственную милость Божию, будучи твердо убежден, что, если я могу еще выздороветь, то не иначе, как только чудесным образом. При этом я вспомнил о чудотворной иконе Святителя Николая в Николо-Угрешском монастыре, и послал туда своих детей, чтобы они попросили отслужить молебен всем собором с водоосвящением пред иконой Угодника и пожертвовали  монастырю частицы святых мощей которые хранились у меня. Когда служили молебен на Угреше, в тот час в Москве совершилось со мною чудо: я почувствовал явное облегчение от болезни, встал с постели после постоянного двухмесячного лежания, и когда мои возвратились, я вышел к ним навстречу. С тех пор здоровье мое улучшилось, и лихорадка совершенно меня оставила.

3.

Исцеление Московского купеческого сына И.С.Ш. 1860 года.

Он был подвержен сильной золотухе. К лету 1858 года до того она усилилась, что трудно было надеяться на излечение. Покрытый не одним десятком страшных ран, больной страдал невыносимо. В одно время пришло ему на мысль, не видя пользы от врачей земных прибегнуть к Небесному; вследствии чего и дал обет поклониться чудотворной иконе святителя Николая, что на Угреше. Лишь только он объявил домашним эту мысль, как болезнь начала мгновенно облегчаться, и он в короткое время совершенно оправился. Получив возможность возблагодарить Святителя, исцелившейся откладывал это день за днем, хлопотал о мирских делах,  и наконец вовсе забыл о своем обете. Болезнь снова возвратилась к нему с еще большей силой, ударила в голову и врачи объявили ему, что он раньше нескольких месяцев едва ли сможет встать с постели. Это тягостное положение пробудило его совесть, он вспомнил об обете своем, и твердо положил в себе исполнить его, нисколько не медля при первой возможности. Как и прежде, болезнь тотчас же начала ослабевать, так что через два дня по вторичном обете, он в силах был отправиться в монастырь. Отслужив молебен Угоднику Божию, и приложившись к иконе его он вдруг почувствовал себя совершенно здоровым. Возблагодаривши Святителя, он объявил об этом чуде, и отправился в самом радостном настроении духа, чувствуя себя совершенно здоровым.

4.

Исцеление крестьянской девицы от горячки.

Рассказавши об исцелениях от иконы Святителя, упомянем и еще об одном случае благодатного проявления милости Божией над одною пожилою крестьянскою девицею деревни Коркиной, верстах в 6-ти от Угреши. Сие сообщил священник села Беседы, к приходу которого принадлежит это селение. Эта крестьянка была в горячке и в продолжении 20-ти дней лежала в беспамятстве и в таком положении ее соборовали; на 21 день больная очнулась и говорит домашним: «Сходите в часовню, и принесите мне водицы!» Проговоривши это она снова пришла в безпамятство. Родные тотчас сходили в монастырь и принесли воды, дали больной испить и умыли ее, и она тотчас пришла в себя. Ее стали расспрашивать из какой часовни она просила воды? Тогда она рассказала, что ей представилось, что она в Угрешском монастыре, в часовне у креста, где колодец, и слышит, что чей-то мужской голос говорит ей: «Молись Святителю, омойся; Господь тебя помилует!»

И действительно, она встала с постели совершенно здоровая.

В наш век, люди слишком увлеклись потребностями материальной жизни, мало сосредоточиваются в отвлеченной – духовной, и потому многие не верят чудесам. Но в какое время, кто-либо решится отринуть милосердие Божие? Оно так велико, что проявляется не только на достойных, но и на нас – ослабевших, чадах его.

Вот одно из необыкновенных явлений, о котором не смею умолчать:

Я имела рану на ноге, от которой страдала полтора года; и, не смотря на исполнение медицинских советов, рана моя, соответствуя мнению докторов, говоривших, что девали можно закрыть ее, так как натура уже привыкла к отложениям в одном месте, – постоянно увеличивалась. В марте, 1870 года, живши в Москве, я начала постройку дачи в окрестностях Кунцова, что принудило меня довольно часто делать дальние поездки туда. Дорога туда и обратно занимала более 15 верст. Дальняя дорога и сырая погода доставляли беспокойство больной ноге и имели дурное на нее влияние. Рана делалась больше – стала около 3-х вершков; болезненное состояние не удержалось на одной стороне ноги – оно обвило ее. Нога покраснела и покрылась мелкою сыпью. Я с трудом могла ступать – при ощущении сильной боли. Но поездок не прекращала. Наконец, 3-го мая, ноге вдруг сделалось хуже. Все место занимаемое раною и вся ступня сильно опухла и покрылась краснотою. От ослабевших от страданий сил – я слегла. Боль ноги не позволяла прикоснуться ею, ни до тюфяка, ни до мягкой подушки; я повесила ее на полотенце. Но боль усиливалась, – и к вечеру – я теряла даже сознание. Пальцев почти не стало заметно, все вместе: нога, ступня и пальцы получили вид и форму подушки сине-бурого цвета, с белыми окраинами и белой сынью. Ночью принуждена я была призвать доктора, который, не медля, велел послать за лекарством. Состояние ноги было такое, что даже пришли к мысли о необходимости операции и советовали не медля делать консилиум, и что бы ни было поздно, решаться на нее – если найдут ее неизбежною. Три недели пролежала я в постели с повешенною ногою. Когда встала с болезненного одра – то поддерживалась костылями – неступая не нее. Решено было для лечения ехать за границу, как только силы мои позволят довести меня до Санкт-Петербурга. Но я просила мужа, отвезти меня прежде, к Николаю Чудотворцу – что на Угреше, в 15 верстах от Москвы.

Привезли меня – и, пробыв с нами 2 дня – муж, обязанный службою должен был оставить нас и уехал с тем, чтобы, как только ему можно будет возвратиться, вести нас заграницу. Отпуская его, я еще не могла вставать. Через три дня, когда я дошла до церкви – на костылях и скорее несомая, нежели поддерживаемая людьми; от боли в ноге и слабости моей, сделался обморок.

Тут лекарство более не было; – не было и земного доктора. Я попросила масла из лампады Николая Чудотворца, и им два раза в день стала мазать больную ногу. Помазание это производило чрезвычайно приятное, успокоительное чувство, и сделанное на ночь давало покойный сон. Когда через три недели – приехал муж, я уже ходила одна с костылем.

Такое излечение без доктора – заставило нас прибегнуть с просьбою к Отцу Архимандриту той обители позволить нам, вместо предполагаемой поездки заграницу, продолжать наше пребывание в ней, что он милостиво разрешил. Но, хотя болезненность ноги исцелилась, – оставалась, еще рана и как считали, что она закрыться не может, без вреда всему организму, то, что бы, ни возвратилось опять опасное состояние ее – заказана была нога искусственная – на костыле. Между тем я продолжала пользовать ногу маслом – из лампады Чудотворной иконы.

Когда привезли мне искусственную ногу, моя была уже без раны и совершенно здорова. В таком состоянии находится она и до сих пор.

Вскоре, по прибытии моем в Николо-Угрешский монастырь – приехал туда и почетный гражданин К. В. Пр. узнав о болезни моей ноги, он поинтересовался видеть меня, и попросил показать рану. Взглянув на нее, у него навернулись слезы. У меня также болела нога, сказал он, мне сделали операцию, и я на всю жизнь остался на костыле…

К чему же! Как не единственно к Великому милосердию Божию и святителя Его Николая – можно отнести это неожиданное излечение? Сколько денег проезживаем мы, и переплачиваем докторам за границею! Тогда, как по воле Божией – врачи так близко нас.

1871 г. Мая 27. Анна Глебова.

Смоленской губ., Вяземского уезда, Городецкой волости, безземельная крестьянка Марфа Васильева, проживающая в Москве, в Сущевский части, 1-го участка, в доме Вишнякова, десять лет страдала болезнью ног и когда в 1900 году, 28 Июня пожелала помолиться св. Николаю и по приходе в Угрешской монастырь с великою болезнью пала со слезами перед иконой святителя и чудотворца Николая и когда встала после молитвы, то почувствовала себя совершенно здоровою, и как будто ноги ни когда не болели. По прошествии 8-ми месяцев, хотела она объявить об этом чуде, но ее посторонние люди отговаривали, и когда она сложилась в мыслях умолчать, то у ней в туже ночь сделалась опять сильная боль в ногах, и она едва могла встать и поклониться лику Великого Угодника, и когда дала обещание объявить о сем чуде, то болезнь ее прекратилась, и она по сие время чувствует себя здоровою и прислала 28 июня 1901 года свое письменное заявление с посильным пожертвованием на масло святителю и чудотворцу Николаю.

Бывают и теперь случаи исцелений, в особенности одержимые недугом беснования нередко получали видимую помощь, но заявлять о сем гласно некоторые, может быть стыдятся, а другие не умеют, но всегда, как заметно, усердно благодарят Бога и Святителя Чудотворца Николая своею теплою молитвою и вещественными жертвами.