О вере «неверующего» Фомы Печать
22.10.2017 00:00

 

Проповедь священника Валерия Духанина на Всенощном бдении в Казанском храме Николо-Угрешского монастыря 21 октября 2017 г. на 9-е евангельское чтение на воскресной утрене (Ин. 20: 19 – 31).

 

   Скачать

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Дорогие отцы, братья и сестры!

Как часто мы слышим такие фразы: «Что я сам не увижу, в то никогда не поверю»; «Чего сам не попробую, о том не могу рассуждать». Некоторое время назад произошел такой случай, о котором поведал наш современник, известный священнослужитель протоиерей Сергий Правдолюбов. Он учился в обычной советской школе, правда, отказался даже от звездочки октябренка, он уже в детские годы нес крест исповедника веры Христовой, и в его классе была еще одна верующая девочка, которая никогда не скрывала своей веры во Христа. Учительница постоянно ругала ее. Однажды учительница подняла девочку перед всем классом и стала отчитывать: «Как можно в наш XX век, когда мы уже осваиваем космос, когда почти не остается никаких тайн мироздания, верить в какого-то там невидимого Бога? Разве видел Бога кто-то когда-то?». В это время в дверь кто-то постучал. Учительница подошла, открыла, но никого не увидела. Она продолжила ругать девочку: «Вот ты веришь в Бога, а это всё невежество и отсталое суеверие. Да и где Он, Бог? Как можно верить в Него?». В дверь постучали сильнее. Учительница вновь подошла и открыла дверь – там никого не было. «Мальчики что ли балуются?» – сказала она. Учительница снова стала ругать девочку: «Разве ты сама видела Бога когда-либо? Как же можно допускать веру в Него?». В этот момент раздался стук в дверь третий раз, уже очень громко и настойчиво, так что это пронизывало душу. Учительница подошла, открыла дверь и, словно пораженная невиданным зрелищем, упала замертво. У всех конечно был шок. Директор школы взял с детей слово, что они никому не расскажут о происшедшем, и пока не кончилась советская эпоха, отец Сергий никому об этом не говорил.

В Священном Писании сказано: «Человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33: 23), то есть, грешный человек не выносит явления Божия. Как может дерзать увидеть реалии духовного мира тот, кто погряз в земных страстях? Но сам отец Сергий полагает, что, может быть, Господь милостиво принял душу учительницы, потому что последнее мгновение ее жизни могло сопровождаться искренним раскаянием, и сама эта женщина выражала лишь дух своей эпохи, эпохи атеизма. Она выступала против Бога по неведению.

Все мы конечно не раз слышали ставшее нарицательным высказывание: Фома неверующий. Когда кто-то упорно не хочет поверить, пока сам не увидит, мы говорим ему: «Вот ты Фома неверующий».

Но если мы вспомним конкретную евангельскую ситуацию относительно апостола Фомы, то признаем, что никакого существенного отличия от других апостолов у него не было. Как не верили десять апостолов женам мироносицам, пока им самим не явился Христос, так и Фома не имел твердой веры до личной встречи с Воскресшим.

Но Евангелие не случайно повествует о Фоме особо. Его позиция – это образ особого жизненного поиска людей. Это желание не просто иметь отвлеченное представление о Воскресшем Христе, но быть самому причастным, опытно ощутить и воспринять реалии новой, обновленной жизни во Христе.

Вспомним, что апостол Фома – это тот ученик, который перед воскрешением Лазаря говорит другим ученикам о Христе, желавшем идти в Иудею: «Пойдем и мы умрем с ним» (Ин 11: 16). По толкованию святых отцов, Фома произнес это с долей обреченности: вот, мы пойдем со Христом, и получится, что умрем вместе с Ним. Но тем самым, Фома неведомо для самого себя предсказал, что приобщиться к славе Воскресения Христа можно лишь будучи причастным и Голгофе Христа. А Сам Спаситель перед Воскрешением Лазаря, словно отвечая на слова Фомы, говорит: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин 11: 25).

Фома – это тот ученик Христов, который на Тайной вечери в недоумении сказал: «Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?» (Ин 14:5). Благодаря этому несколько наивному вопросу апостола Фомы весь мир услышал о тайне спасения, и эту тайну Христос выразил словами: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин 14:6).

Вопрос Фомы был следствием его телесноти, привязанности к земному. Фома полагал путь Христов чувственно, но отсюда и страх земной перед «убивающими тело», страх за свое земное благополучие. А Христос показал, что за пеленой человеческих страхов и человеческой ограниченности есть высшая реальность Божественной жизни, которой может быть причастен человек.

Христос есть Истина, потому что приходящий к Нему освобождается от лжи нынешнего мира. Христос есть Жизнь, потому что всякий обратившийся к Спасителю ощущает полноту внутренней жизни. Но Он еще есть и Путь, потому что ведет человека к теснейшему единению с Богом. А всякий путь предполагает шествие, но шествие невозможно совершать отвлеченно, абстрактно. Шествовать можно только лично, это личный опыт конкретного жизненного пути конкретного человека.

И потому желание Фомы по Воскресении Христа лично прикоснуться к Нему, опытно удостовериться, – говорит лишь о том, что он желал быть опытно причастным Воскресению.

«Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20: 26 – 27 ).

«Господь мой и Бог мой» (Ин. 20: 28), – восклицает Фома. Прикоснувшись ко Христу, он прикоснулся к Самой Истине. И наглядно удостоверился, что Христос есть Путь, и Истина, и Жизнь.

И дальше, когда Фома очевидно убедился, что рядом с ним Сам Христос, не только Своей Пречистой душой, но и телом, недавно убитым, поруганным, а теперь воскресшим, бессмертным, то после этого можно было уже ничего не бояться, идти хоть куда, даже в Индию, даже до края земли, потому что всякий земной путь, соединенный с верностью Богу, есть путь к вечной блаженной жизни в Боге.

Дай Боже и нам идти по этому пути по молитвам святого апостола Фомы. Аминь.

священник Валерий Духанин