Сведения об обр. орг

О Семинарии

Η ελληνική έκδοση

English version

Главная

Общие сведения

Преподаватели

Бакалавриат

Магистратура

Студенческая жизнь

Выпускники

Абитуриенту

Богословские курсы

Служба Милосердия

Труды преподавателей

Издания семинарии

Труды студентов

Помощь студентам

Фотоальбом

Видеоматериалы

Аудиоматериалы

Карта сайта

Календарь - Сегодня

Календарь

Поиск по сайту

Счётчик

Главная Труды преподавателей Иерей Валерий Духанин Беседы с батюшкой. О ненависти, злобе, неприязни
Беседы с батюшкой. О ненависти, злобе, неприязни PDF Печать E-mail
31.08.2017 00:00

 

29 августа 2017 года в студии телеканала "Союз" священник Валерий Духанин рассказал о проявлениях ненависти в жизни людей, причинах этого и о возможности преодоления зла во взаимных отношениях.

Видео

 


– Сегодня хотелось бы поговорить о ненависти, злобе, неприязни – как к близким, так и вообще к людям. Каждый в жизни осознавал, что какой-то человек ему неприятен – и коллега, и просто прохожий, и даже очень близкий человек. Люди разводятся, всякое бывает. Что же такое ненависть?

– Даже когда Вы стали обозначать тему и произнесли эти понятия – ненависть, злоба, неприязнь, неприятие ближнего, – уже в душе появляется холод. Эти слова уже несут в себе что-то леденящее. Мы сразу чувствуем, что за этими словами стоит что-то очень плохое, очень дурное. На самом деле, когда задумываешься над этим, видишь, что ненависть и вообще неприязнь – по большому счету утрата любви. Что такое тьма? Это отсутствие света. Когда свет угасает, наступает тьма. Что такое холод? Это отсутствие тепла. Когда исчезает тепло, наступает холод. Холод ненависти, злобы, который внутри тебя, который леденит, переполняет твою душу, мертвит все в твоей душе, – это тоже угасание любви. Той любви, которая согревала душу или должна была согревать и могла сделать тебя счастливым, радостным. Но вот у тебя нет любви – и от этого тебе как-то и самому плохо, и другому ты желаешь тоже чего-то скверного, нехорошего. Отчего это происходит?

Конечно же, ненависти всегда сопутствует гордость, самость. Ты ставишь на первое место себя. Я главнее, чем другие. И этому еще обязательно сопутствует зависть. Если ты кому-то завидуешь, то обязательно будешь и ненавидеть его. Почему? Потому что считаешь, что у другого человека есть то, чего у него не должно быть. Вот у меня пусть будет, а у другого этого быть не должно. Такое неприятие другого, неприязнь к нему и выражаются в ненависти. То есть ненависть – это на самом деле утрата любви, утрата душевного тепла. Вспоминаются из Священного Писания очень мудрые, хотя и простые, строки Книги Бытия. Когда это появилось у людей? Когда люди потеряли свою связь с Богом. Бог есть любовь. Когда человек причастен Богу,  в сердце обязательно есть любовь. А когда человек теряет Бога, любви у него тоже нет. Мы видим в Книге Бытия: как только Адам и Ева пошли против Бога, утратили внутреннюю связь с Небесным Отцом – тут же их личные взаимоотношения тоже портятся. Адам свою вину перекладывает на Еву: это она виновата. Ева с себя складывает вину на змея. Дальше мы видим их первых детей. У Каина тоже нет любви к брату. Причина в том, что утратили Бога. Пока  не очистишь свое сердце, не приобщишься Богу, обязательно сердце будет подпадать под какие-то злобные чувства, и это всегда съедает изнутри.

Таковы мои рассуждения; может быть, несколько спонтанны. Ненависть и неприязнь к ближнему – это утрата любви, утрата внутреннего согревающего тебя огонька, тепла. Конечно, нужно стараться себя хранить от этого.

– Мы идем по улице, видим: лежит человек. Мы к нему чувствуем неприязнь, отвращение. Разве мы должны любить его? Как здесь быть?

– Это немножко разные ситуации.

– Всех мы не можем любить. Бывает, чувство ненависти возникает необъяснимо. Вот он такой. Чему завидовать, разве я гордый? По-разному человек рассуждает. Просто есть человек, который нам неприятен, а почему – мы сами себе объяснить не можем.

– Здесь сразу несколько проблем. Бывает, не то чтобы мы ненавидели и злоба какая-то – у нас некое внутреннее отвращение. Человек в культурном смысле, в смысле личного поведения не вписывается в рамки того, как мы это понимаем.

– То есть мы выше, чем он.

– Да, и мы начинаем ставить себя выше его. А ведь на самом деле он лежит, потому что у него приступ сердечный случился. Расскажу случай. Преподаватель нашей семинарии зимой поскользнулся и упал. Его еще при этом прихватил радикулит, поясница. Он говорит: «Я стою на четвереньках, смотрю – а все мимо идут и думают, что я пьяный. Мне от этого даже смешно стало, и я на четвереньках стою и улыбаюсь. И только маленький мальчик, проходя мимо, спросил: „Дядя, что с тобой случилось?“» То есть только ребенок проявил какое-то сочувствие к нему. Мы поступаем так постоянно. Мы видим, что человек пьяный. Пусть он пьяный. А может быть, у него какое-то горе случилось? Может быть, это его зависимость, фактически наркозависимость, сильная страсть, но разве у каждого из нас нет каких-то своих сильных страстей, зависимостей, от которых мы сами становимся жалкими, скверными, недостойными Бога? Мы всегда почему-то забываем про свои грехи, а другого увидели – и тут же начинаем его осуждать: вот он такое существо недостойное.

Вспоминаю эпизод из жития старца Серафима Вырицкого, когда некая женщина пришла к нему и хотела пожертвовать большую сумму. А он говорит: если хочешь, чтобы твоя жертва была Богу, выйди на улицу и первому человеку, которого увидишь, отдай эти деньги. Это была очень крупная сумма. Она решила исполнить слово старца. Выходит – идет пьяный мужчина, шатается. Она не решилась ослушаться слова старца, дала ему эту крупную сумму денег. Как же он обрадовался! Оказывается, у него случилась огромная беда, его семья была на краю пропасти. Он хотел уже покончить с собой и выпил, чтобы набраться смелости перед последним шагом. Ее милостыня спасла ему жизнь. Это значит, каким бы ни был другой человек, не нужно проявлять к нему неприязнь. Мы сами столько раз в своей жизни допускаем еще худшие падения, грехи. Нам ли судить другого человека? Если у нас возникает неприязнь к нему, если мы увидели кого-то, а у нас внутри смятение и мы его осуждаем, это показывает, что мы изъедены грехом. Это не он плохой, а мы плохие, потому что нам внутри становится плохо от вида другого человека.

А ведь святые люди, то есть люди, которые вместе с Господом, при этом молились о другом человеке. И нам ведь это тоже открыто, это не так уж сложно. Если ты видишь, что с другим человеком что-то не то, помолись о нем. Видишь, что он пьяный, – помолись о том, чтобы он освободился от этого. Видишь, что он грязный, оборванный бродяга, – помолись, чтобы его личная жизнь смогла как-то выправиться. Все ведь начинается с нашего сердца, с того, что у нас в душе. Если мы начинаем молиться о другом человеке, то тем самым уже желаем ему блага. А если мы ему желаем блага, у нас внутри исчезает неприязнь, уходит негодование. Мы перестаем брезговать этим человеком. То есть начало доброго отношения к такому человеку – это молитва. А молитва – это всегда пожелание блага другому.

– Как вообще возникает чувство ненависти? Каждый грех имеет свои стадии, как мы знаем. Как избежать конечной точки, когда уже не знаешь, что делать с собой?

– Да, это очень хороший вопрос. На самом деле здесь есть своя постепенность. Я в свое время читал святых отцов и работы, посвященные этому анализу святоотеческого учения. На самом деле ненависть принадлежит к страсти гнева, если посмотрим классификацию страстей. Это крайняя степень этой страсти. Там действительно несколько ступеней. Начинается все с огорчения, когда нас вдруг огорчил поступок нашего ближнего. И мы начинаем думать: ну что же он так поступил, зачем такое сказал? Мы огорчились. А огорчаемся, потому что хотим поведение другого человека втиснуть в свое прокрустово ложе. Он мне не соответствует, он мне не помог, не пошел навстречу. Значит, он плохой. В начале огорчение, кошки скребут.

Следующая ступень – это смущение, когда мы начинаем внутренне приходить в какое-то стеснение от поступка этого человека. Внутри у нас, как описывал авва Дорофей, будто уголек появился, мы его начинаем раздувать. Это еще не огонь, не костер, но уголек начинает тлеть и может поджечь всю твою душу, как уголек может попалить стог сена.

То же самое на стадии огорчения. Лучше сразу сказать: слава Богу, если он не помог мне. Слава Богу, что Господь дает мне пройти такое испытание, чтобы стать сильнее. А то мы, получается, все время притыкаемся… Мне очень нравится образ, который приводит авва Дорофей. Он говорит: если ты огорчаешься, когда твой ближний что-то сделает, то  становишься подобным плесневелому хлебу, который снаружи кажется нормальным, но, когда его разломишь, внутри гниль. То же самое происходит у нас, когда мы вроде бы молимся, ведем внешне благочестивый образ жизни, но едва другой человек нас обозвал, оскорбил, посмеялся над нами или не пошел нам навстречу, как у нас внутри возникает негодование. Эти ситуации показывают, что у нас внутри есть эта гниль. Хотя внешне мы кажемся вполне благопорядочными людьми. Может быть, поэтому Господь и попускает эти ситуации, чтобы мы увидели этот грех в самих себе, что надо в себе искоренять. Если все вокруг будет приятным, мы никогда не увидим в себе своих страстей. Поэтому Господь попускает такие ситуации, чтобы мы это увидели.

Итак, вначале возникает огорчение, потом смущение, а потом уже возрастает вспыльчивость, когда огонь начинает разгораться. При этом человек может наговорить невесть чего другому, резко повести себя.

– Потом будет жалеть об этом, а уже поздно.

– А потом жалеть, да. Когда захватывает страсть гнева, как правило, это мощная, яркая эмоциональная вспышка, тебя раздирает негодование, взрыв негодования: «Да что ж ты такое натворил?» Мудрые люди советуют: если к тебе подкатывает вспышка гнева, заставь себя уйти в другую комнату, не произноси ничего в этот момент. Почему? Потому что вспышка гнева, как правило, скоротечна, она сдетонировала как взрыв: все летит, разбивается на мелкие кусочки, а потом проходит. Если ты первый момент выдержишь, то эти эмоции отойдут – и взрыва никакого не будет. Ты сможешь победить это. Но если  постоянно допускаешь в себе гнев, в конечном итоге неприязнь к ближнему может перейти именно в ненависть. Чем отличается ненависть? Это долговременный навык неприязни, когда внутри сидит чувство злобы и эта злоба постоянна. Ты, может быть, даже не вспоминаешь про того человека, которого ненавидишь, но внутри живет этот яд. Только тебе напомнить про него – все кипит. Чем страшна ненависть? Тем, что это долговременное чувство, навык души проявлять злобу к какому-то человеку.

Иногда даже смотришь, как люди высказываются друг о друге… Корвалан и Пиночет – два известные лидера, ненавидевшие друг друга на протяжении жизни. Прожили они по девяносто лет. Когда один из них умер, другой сказал: вот он умер, я всю жизнь с ним боролся, а теперь узнал, что его нет, и почувствовал, будто у меня жизнь закончилась. Что же, его нет – и теперь смысл моей жизни закончился? Беда здесь в том, что смысл жизни сводился к ненависти к своему оппоненту, борьбе с ним всю жизнь. Это значит, что его сердце было заполнено чем-то отрицательным. Если у тебя внутри ад, чему ты посвятил самого себя? И где будешь потом, когда расстанешься со своим телом? Это самое страшное.

На самом деле, когда люди спрашивают, почему ненависть, вражда, гнев – это плохо, мы говорим: этим ты разрушаешь самого себя. Ненависть – это всегда твоя личная ущербность. Когда ненавидишь, ты не другому вредишь этим. Тот человек, может быть, живет своей жизнью, может быть, он уже покаялся в своих поступках, а у тебя злоба сидит внутри, клокочет и тебя разрушает. Я уверен, даже если спросить врачей, они наверняка тоже скажут, что это разрушает и нервные клетки. Вспоминаю известного психиатра Бехтерева. Его дочь говорила: если не хочешь сойти с ума, ты должен исключить гнев из своей жизни, должен всегда настраиваться на что-то положительное. А когда все время кого-то ненавидишь, твой внутренний мир занят пережевыванием дурных, отрицательных мыслей. У тебя все время образ врага, ты рассчитываешь, как бы ты ему отомстил, как бы с ним расправился, что бы сказал при встрече… Представляете, что это такое?

То есть происходит в каком-то смысле внутреннее делание, но противоположное христианскому деланию. Христиане говорят об умном делании, когда внутри ума, в твоем сердце должна быть молитва Богу. Молитва Иисусова: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного»; молитва мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному»; любая другая молитва. А когда человек ненавидит, у него тоже происходит внутри делание, но не молитва, а делание саморазрушения. Представьте, если человек постоянно рисует жуткие вещи, убийства, что-то страшное на листочках бумаги. Мы скажем, что такой человек нездоров. Именно это происходит с человеком, подверженным страсти ненависти, он все время рисует что-то злобное, но не на бумаге, а внутри своей собственной души. Это смерть, потому что подлинная жизнь есть причастность Богу, а Бог есть любовь. Если ты не имеешь любви, – значит, не имеешь подлинной жизни, ты просто убиваешь самого себя.

– Говорят, от любви до ненависти один шаг, это известное выражение.

– Видимо, это выражение о том, что мы неустойчивые люди. У известного философа Шопенгауэра (к нам он, правда, не имеет отношения) был такой образ замерзающих дикобразов. Он говорит, что человеческое общество подобно замерзающим дикобразам. Когда им холодно, они начинают жаться друг к другу, но как только прижимаются, иголками начинают колоть друг друга и тут же разбегаются в стороны. Потом опять чувствуют холод, снова начинают прижиматься и опять колют друг друга, разбегаются в стороны. И так вся жизнь их превращается в то, что они страдают либо от холода, когда нет того, кто тебя согреет, либо от взаимных уколов. Наше общество, мы сами такие и есть. Если мы с кем-то живем, обязательно будем колоть друг друга, потому что мы испорчены грехом. Выплескиваются наши несовершенства, мы причиняем друг другу раны. Но если мы расстаемся, холод одиночества показывает, что мы были не правы, что на самом деле напрасно обижались на своих ближних, напрасно высказывали недовольство, ругали их.

Особенно это осознание наступает, если вдруг близкий человек уходит из жизни. Тогда наглядно видишь, как мелочны были твои обиды, раздражение, вспыльчивость, что это не стоило того. На самом деле жизнь стоило бы посвящать любви к ближним, добру, чему-то созидательному, тому, что наполнит тебя внутри теплом. Тогда ты сам в своем сердце будешь счастлив.

– Мы говорили об огорчении. Но если человек тебя оскорбляет, обижает, даже переходит тебе дорогу и ты не можешь семью после этого содержать, как не ответить на оскорбление, как не огорчиться? Жизненные моменты…

– Конечно, бывают какие-то трудные ситуации, в которых нам тяжело себя сберечь. Конечно, у нас возникает негодование. Но все-таки христианину важно помнить, что Господь Бог всегда рядом. Если тебе вдруг трудно, возьми за правило, вспомни, что Господь рядом, Он здесь. Если Богу не будет угодно попустить эти трудности, Он их не попустит. А если Он это попускает, значит, это испытания, через которые нужно пройти. Может быть, нужно пройти через скудость, через лишения. Человек не станет христианином, живя в комфорте. Комфорт все поглощает. Спаситель не обещал нам, что мы здесь будем иметь какое-то беспрестанное счастье. Спаситель говорил: в мире будете иметь скорбь. Правда, Христос добавлял: но мужайтесь, ибо Я победил скорбь. Тут как раз важно понять, что все в руках Божиих. Люди зачастую являются лишь орудиями Промысла Божия.

Вспоминаю рассказ из жизни схимонахини Сепфоры. Матушка Сепфора – фактически святая нашего времени, она скончалась уже в середине девяностых.

– Расскажите о ней подробнее, не все знают.

– Вообще удивительный человек! Поначалу вышла замуж, хотя с детства мечтала стать монахиней; дедушка ей с Афона привез четки. Но родители ее не благословили, потому что нужно было содержать большую семью, трудиться. Она с благословения родителей вышла замуж и родила и воспитала пятерых детей, представляете? Потом всевозможные лишения, раскулачивание…

Был такой момент (их не просто раскулачили): однажды она пришла домой и увидела, что их дом разбирают по бревнышку. Представьте, если бы мы видели, как наш дом разбирают по бревнышку… Многие живут в квартире – представим, что нас лишают квартиры. Она растерялась. Потом она вспоминала, что у нее даже не возникло ненависти и негодования к этим людям. Она растерялась и думала: им что же, дров не хватает, раз они разбирают? Она с маленькими детьми. И все равно она предала себя в руки Божии. Нашлось где остановиться, где-то удалось устроиться на работу. Ее вера в то, что Господь всегда находится рядом, помогла ей претерпеть невыносимые искушения.

Потом, когда у нее умер супруг, она решила принять монашество, а ведь это было советское время. Она была монахиней в миру, даже нянчила внуков. Может быть, нестандартная ситуация. Она совершала удивительное аскетическое делание. Потом ей Господь открыл, что она должна будет окончить свою жизнь при обители. Неожиданным образом к ней приезжают из Оптиной пустыни монахи, приглашают ее в Клыково (селение недалеко от Оптиной пустыни). Она туда приехала. До сих пор сохранилась память о ней, дом, где она жила, многие святыни, связанные с ней. Когда я там был, поразился, что этот человек через всю жизнь пронес незлобие. Обычно мы несем через свою жизнь злопамятность. Мы очень хорошо помним, кто нам какое зло сделал.

– Очень хорошо…

– Вот это нам и мешает жить, мешает быть христианами, потому что память занята какой-то нечистотой. Чем отличается муха от пчелы? Пчела даже если летает там, где грязь, все равно найдет где-то цветок, сядет на него и соберет нектар. А муха, даже если будет летать через прекрасный сад, все равно найдет грязь и на нее сядет. Это и происходит, когда люди больше внимания обращают на что-то отрицательное. Получается даже так, что мы как бы ждем повода, чтобы кто-то нам сделал зло, чтобы потом ухватиться и сказать: вот мы какие страдальцы, вот как со мной несправедливо поступили, я терплю за правду. В итоге не только гнев, ненависть, но и уныние и полная утрата внутреннего покоя.

– Представим ситуацию: я знаю, что этот человек меня ненавидит. Что мне делать? Ничего? Пусть он разбирается сам с собой, или как-то ему помочь? Но есть вероятность: если я начну ему помогать справляться с его ненавистью, подыгрывать или еще что-то, он станет ненавидеть меня еще больше. Как быть в такой ситуации?

– Я тоже вспоминаю слова из древней христианской книги «Дидахе» («Учение двенадцати апостолов»). В ней собраны высказывания из Евангелия, но с некоторыми добавлениями. Там есть такие слова: вы же любите ненавидящих вас, и не будет у вас врага. Если ты сам будешь любить того, кто тебя ненавидит, по крайней мере, ты сам его за врага не будешь считать. Обычно вражда бывает за счет чего? Это взаимный процесс. Один наступил другому на ногу, тот ответил; один не по-доброму сказал, тот тоже ответил. Самое главное – не идти на поводу, не играть по правилам мира. Если он ненавидит, то к нему нужно как раз со всей душой. Самое главное здесь вот что понять. Вот он объят ненавистью. Ему от этого внутри хорошо или нет? Он же от этого мучается, болеет. В данном случае к нему надо отнестись как к человеку, пораженному тяжелой болезнью. А всякая болезнь должна пробуждать у нас некое сострадание, сочувствие, нужно пожалеть того, кто подвержен болезни. Ненависть – это тоже болезнь. Он болеет этим, значит, за него надо обязательно молиться и искать возможность сделать ему добро.

Представьте, что вы сами к кому-то испытываете негодование, неприязнь или даже ненавидите кого-то. Представьте, что вдруг он в очень трудный для вас момент оказывает вам сердечную помощь. Он говорит, что очень хочет помочь, бескорыстно помогает, по-доброму отнесется к вам. После этого поступка вы измените к нему отношение или нет, когда он к вам отнесется с добром?

– Это сложный вопрос. Может быть, я его прощу, а может быть, буду искать, где подвох. Я же его ненавижу, что-то не то в нем…

– Думаю, если это будет критический момент, когда помощи нет ниоткуда…

– Конечно, ее примешь.

– Враг сердечно тебе помогает – естественно, мы к нему изменим свое отношение. Так и тот же самый враг отнесется к вам, если вы ему вдруг начнете сердечно помогать. Это значит, что надо самому делать первый шаг.

В патериках приводится очень много таких историй, когда из-за какого-то пустяка разгорается неприязнь друг к другу у двух иноков. Один приходит и спрашивает старца: «Что же такое, за что он меня не любит, я вроде ничего ему плохого не делал?» Старец отвечает: «Ты все-таки посмотри внутрь своего сердца, что у тебя там? Там же негодование на него. А ты пойди к нему первый и искренне попроси прощения, даже если не был виноват. Скажи: „Прости, что я у тебя вызвал такую неприязнь, давай помиримся“». И когда инок приходит к своему товарищу, тот неожиданно сам, открывая дверь, говорит: «Я был не прав, какой-то несправедливый помысел внутри появился в отношении тебя, прости меня!» То есть он уже опередил его и попросил прощения, потому что первый настроился на примирение и хотел испросить прощения.

– Как быть молодым в браке? У нас в стране огромный процент разводов. Люди друг с другом потом даже не разговаривают, не общаются, даже если у них есть общие дети. Как с этим справляться в семейной жизни?

– Это, наверное, самый важный вопрос. Зачастую мы видим, что ненависть проявляется в молодой семье, где совсем недавно была удивительная романтичная любовь друг к другу. Из-за чего это происходит? Из-за того, что молодые люди заранее духовно были не готовы к искушениям. Они думали, что романтичная влюбленность так и будет тянуться всю жизнь. Но ведь влюбленность – это два, три года; может быть, четыре.

– Это в лучшем случае. Обычно в первый год разводятся уже.

– Зачастую даже и за год проходит… А потом обычные серые будни, и в этих буднях вдруг начинают вылазить наши немощи, страсти. Люди находятся в одном помещении друг с другом. Весь романтизм уходит, и оказывается, один не готов принять другого таким, каким он является на самом деле. Я думаю, если ты православный христианин, то должен уже до брака (особенно это относится к женихам, потому что мужской пол более способен трезво осмысливать ситуацию; женщина более подвержена эмоциям, перепадам чувств), если ты глава семьи, заранее понимать, видеть перспективу, что в семейной жизни будут сбои, когда на какое-то время уйдут чувства, наступят жизненные волнения.

– То есть еще до свадьбы должен рассуждать о том, что все будет плохо, и ты к этому должен быть готов, так?

– Не то что будет плохо, но будут случаться такие ситуации. Но они пройдут. Как на море проходит шторм, так и критические ситуации в семейной жизни пройдут. Когда входишь в этот шторм, надо понимать: ничего страшного, Господь выведет из этого. Самое главное –самому не впадать в эти эмоции, не раздувать огонь. Мне сказали десять слов, я на них не должен отвечать сто слов. Просто спокойно буду молиться. Даже могу сказать: я знаю, что ты сейчас скажешь, все равно не буду тебе говорить ничего плохого, все равно тебя люблю и буду просто молиться за тебя. Вот так должен поступать…

– Даже если не чувствуешь никакой любви к этому человеку?

– Думаю, если ты вступал в брак по любви…

– Когда возникает ссора, редко когда люди задумываются…

– Я так скажу: бывает, возникают ссоры, но ты все равно любишь. Ссоришься, не согласен, но все равно любишь.

– Если тебе не все равно, значит, есть чувства.

– Любовь уходит, когда двое начинают внутренне отделяться друг от друга. Может быть, это какие-то обиды, начинают жаловаться друг на друга кому-то на стороне. Этого надо избегать. Если ты жалуешься на жену кому-то, значит, ты уже от нее отделяешься, в сторонке от нее стоишь. Так же если и жена начинает жаловаться на мужа, она уже выстраивает стену между собой и им. Этого надо избегать, то есть самое главное – не выстраивать стен. Всякая ненависть может пройти.

У меня был такой опыт. Одна семья фактически рушилась. Говоришь с одним – вроде он все понимает. Потом он идет и, вместо того чтобы выполнить сказанное, выплескивает свои эмоции. Говоришь с другим – тоже вроде бы все понимает… Но какой я даю совет? Что бы ни случилось, никакого развода. Потому что когда наступают разводы, люди только усугубляют свое положение. Они не смогли выстроить этот брак, и в следующем браке все становится еще более хрупким. По статистике, второй брак разваливается быстрее, чем первый, потому что человек приходит уже с опытом развала, он не сумел выстроить брак. А чувства так же уйдут, как и в первом случае.

Поэтому я даю такой совет: даже если вы не можете друг с другом сейчас жить, нужно просто уйти в молитву. В молитве идет преодоление своих отрицательных чувств. Во всех молитвах ведь, во-первых, душа открывается Богу. А потом, какими словами наполнены молитвы? Об искоренении в нас всех злых чувств. Если человек молится о душе, весь мусор оттуда выходит, выметается. В конечном итоге – помолились, пусть даже пожили отдельно друг от друга, но главное – не развод. Проходит время, и Господь их опять соединяет. Почему так? Потому что по-другому не должно было быть. Единение – от Бога. Это дьявол привнес разногласие, дьявол всех и вся пытается разделить. Всякое разделение от дьявола. Такие люди не будут счастливы. Поэтому главное – просто переждать.

Я точно понял, наблюдая жизнь людей, даже оценивая свой опыт семейной жизни: отрицательные чувства уйдут. Даже если у супругов появилась непримиримая антипатия друг к другу – кажется, они уже настолько разные… Ничего подобного. Они молятся, со временем вдруг антипатия исчезает, и опять они единое целое. То есть самое главное, если начался шторм, – не прыгать за борт корабля, думая, что ты где-то там сможешь найти другой корабль. Плыть дальше, шторм уйдет.

– Как относиться к предательству? Предал тебя человек, ты его не любишь, злишься на него.

– Относиться так же, как Господь Иисус Христос отнесся к предательству апостола Петра. Простить и принять человека. Мы все предатели. Мы все предаем Бога, оказываемся неверны друг другу в каких-то ситуациях. Даже если задуматься, много ли людей сохранили дружбу с человеком с детства? Все равно пути расходятся. Мы неверные по своему существу люди, поэтому, зная свою собственную немощь, надо другого человека прощать. Если он оступился, ему надо протянуть руку, чтобы поднять его, помочь ему идти дальше, но все-таки не отворачиваться. Это мое убеждение. Если на предательство отвечать своим предательством, общество будет состоять из каких-то подонков, негодяев. А христианин призван преображать общество. Преображать можно, во-первых, только когда ты сам в себе искореняешь неверность, предательство и когда ты с пониманием относишься к тому, кто пал, стараешься все-таки протянуть ему руку.

– Человек, который ненавидит, какой итог получает от этой ненависти?

– Думаю, итог понятен. Во-первых, всякая ненависть – это внутренняя теснота. Что греха таить, все мы прошли через эти чувства, каждый из нас может вспомнить, каков этот итог. Ты ненавидишь человека, и твой внутренний мир утесняется. Он становится настолько узким, что тебя самого это сковывает. Если ты смог это сбросить с себя, внутри наступает простор – когда ты перешагнул через какие-то обиды, помолился о другом человеке, в сердце помог ему. Любовь всегда переживается как внутренний простор, как радость, счастье, как добро, которое тебя освещает. Это свет внутри. Это трудно передать словами, но это просто удивительное благо. А ненависть в конечном итоге, если человек в ней продолжает жить, закончится тем, что душа такого человека попадет туда, где находится отец ненависти – дьявол.

Помните, у апостола Иоанна Богослова есть слова, что всякий ненавидящий брата есть человекоубийца? Почему так? Потому что если мы кого-то ненавидим, то в каком-то смысле желаем, чтобы этого человека не было. Мы даже стараемся про него не вспоминать, хотим, чтобы он был лишен и самого бытия. Поэтому мы человекоубийцы, если ненавидим другого человека. А всякий человекоубийца не имеет жизни вечной. Если ты хочешь лишить жизни другого, то сам лишаешься жизни – вечной. Родоначальник ненависти – это дьявол. Дьявол холоден, исполнен злобы ко всему творению, поэтому если ты кого-то ненавидишь, тем самым показываешь, что ты своей душой становишься един с дьяволом. И в аду  окажешься вместе с ним. Вот итог. Это самый плачевный итог.

– Мы говорили, что от любви до ненависти один шаг. А от ненависти до любви? Что такое любовь?

– Хороший вопрос, но, наверное, трудно передать словами, трудно рационально выразить, что такое любовь. Как-то проводился опрос. Четырехлетний мальчик сказал: любовь – это то, что заставляет тебя улыбаться, даже когда ты устал. Если у тебя есть любовь, как бы ты ни устал, у тебя внутри есть радость. А я скажу своими словами, что такое любовь. Любовь – это когда тебе хорошо оттого, что хорошо другому. Когда ты сердечно настолько принял другого человека, что каждая его радость становится твоей собственной радостью. Соответственно, каждое его переживание становится твоим переживанием. То есть любовь – это сердечное принятие другого человека, когда ты его вмещаешь в свое сердце. Все, чем он живет, для тебя тоже становится ценным, ты понимаешь это. Ты за него переживаешь и радуешься.

Но никогда не будет в сердце любви, если это сердце нечисто. Только чистое сердце станет обителью любви. Поэтому хочешь иметь любовь – очищай свое сердце. Здесь другого секрета не дать. Правда, еще такой совет давали святые отцы. Если у тебя даже нет любви сейчас, делай дела любви. И через внешние действия твоя душа начнет меняться. Пусть ты сейчас не испытываешь в сердце любви, но, активно делая добро другим людям, ты непременно обретешь любовь, поймешь, что это такое и какое это удивительное сокровище, счастье, которое всю душу твою будет освещать.

– Любовью можно победить ненависть – наверное, вывод всей нашей передачи. Давайте подытожим сегодняшнюю встречу и дадим наставление нашим телезрителям.

– Думаю, самое главное – помнить: любовь – это то, что от Бога, а ненависть от дьявола. Если ты любишь, то будешь с Богом. Если хочешь иметь любовь, – стремись к Богу, и Господь подаст тебе такую радость, которую не найти в этом мире. Ничто земное не может дать такого сокровища, которое даст любовь и Божья благодать. Постараемся всячески искоренять в себе самые мельчайшие чувства ненависти, негодования, раздражения. Такая внутренняя работа – это шаги на пути к любви, а любовь сама собой даст счастье. Вот главное, к чему нужно стремиться.

– Спасибо Вам за эту прекрасную беседу. Очень полезно и интересно и для меня, и для наших телезрителей.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова