Сведения об обр. орг

О Семинарии

Η ελληνική έκδοση

English version

Главная

Общие сведения

Преподаватели

Бакалавриат

Магистратура

Студенческая жизнь

Выпускники

Абитуриенту

Богословские курсы

Служба Милосердия

Труды преподавателей

Издания семинарии

Труды студентов

Помощь студентам

Фотоальбом

Видеоматериалы

Аудиоматериалы

Карта сайта

Календарь - Сегодня

Календарь

Поиск по сайту

Счётчик

Главная Труды преподавателей Иерей Валерий Духанин ПОЧЕМУ ДЕТИ БЫВАЮТ ЖЕСТОКИ?
ПОЧЕМУ ДЕТИ БЫВАЮТ ЖЕСТОКИ? PDF Печать E-mail
27.05.2015 00:00

 

Многие считают, что дети рождаются чуть ли не ангелами. Тем большим бывает наше удивление, когда мы видим проявление жестокости именно в детях

О том, откуда берется детская жестокость и как с ней бороться, рассуждают священники Димитрий Смирнов, Валерий Духанин и Сергий Белобородов, а также многодетная мама Наталья Ялтанская и православный психолог Людмила Ермакова.

«Когда окружающая среда агрессивна,
то детская психика ломается»

duhanin

Священник Валерий Духанин, кандидат богословия, проректор Николо-Угрешской духовной семинарии:

– Если взять нашу обыденность, то придется констатировать, что жестокость происходит от жестокости. Знаю пример, как в семье один мальчик, постоянно притесняемый старшими братьями, в школе стал жестоко относиться к одноклассникам. Он всего лишь скопировал модель поведения старших. И это во многом решающий фактор: когда окружающая среда агрессивна, то детская психика просто ломается. Часто это провоцируется родителями, которые говорят друг с другом резко, на повышенных тонах, выплескивают на детей свою нетерпеливость, а дети в ответ озлобляются.

Поэтому мне лично кажется, что детская жестокость во многом происходит от отсутствия тепла. Ребенок не получил любви, не согрелся и начинает заранее воспринимать окружающий мир как враждебный. Он, как ёжик выпускает иголки, колет тех, кто находится рядом, потому что привык чувствовать отчуждение и холод внешней среды.

Сейчас дети в большой степени недолюбленные, им мало уделяется внимания. Женщины воспринимают рождение детей не как главную цель в жизни, не как их основное призвание. Дети вроде должны быть, но где-то на втором плане. Для мужчин, которые заняты всё время работой, дети тоже становятся чем-то вроде живых игрушек. С ними можно чуть-чуть поиграть, чтобы отвлечься, но заниматься серьезным воспитанием, в ущерб себе и своему комфорту, редко кто хочет. Из-за этого ребенок недополучает в семье внимания, очень быстро уходит в виртуальные игры, которые наполнены кровопролитием и уничтожением, он смотрит мультфильмы, в которых присутствуют резкость и жесткость. Как же ему самому поступать?

Если посмотреть с более глубоких, богословских сторон, то мы увидим влияние греха на детей. Нужно помнить, что все мы наследовали падшую природу – дети рождаются с ней, и потому уже в детстве, когда ребенок еще и не очень ответствен за свои поступки, в его природе всё же проявляется что-то греховное: непослушание, своеволие, негодование.

У преподобного Варсонофия Оптинского есть такие в каком-то смысле очень жесткие строки: «Вижу во сне однажды я ад и адские мучения. Увидел я там маленькую девочку, лет пяти-семи, и говорю: “Как ты сюда попала?” И думаю: “Какие могут быть грехи у этой малютки, когда она еще совсем младенец?” А она смотрит на меня и говорит: “Я здесь за скверные мысли”. Я тогда же отправился к моему духовнику и спросил его: “Возможно ли это?”. Он отвечал: “Да, в аду половина ребятишек”».

Лично мне очень хочется, чтобы это видение, данное во сне, было только предостережением, а не реальным фактом. Но зачастую мы видим, что уже в маленьком возрасте человек начинает грешить ненавистью, гневом, жестокостью. Грех – это всегда агрессия. Это болезненность нашей природы. Но испорченность души во многом провоцируется внешне агрессивной средой, которая не сглаживает, а обостряет ее.

Что делать взрослым, когда они встречают жестокость среди детей? Если жестокость выражается нагло, то это, конечно, следует пресекать. Ребенок должен чувствовать, что всякое зло оборачивается поражением. Но все-таки самое главное – самому не поддаться жестокости, не заразиться ею и не начать ею же реагировать на других людей. Огонь не погасить огнем. Собственно, у диавола нет никакой другой цели, кроме как посеять в людях взаимную ненависть. Надо учиться это разрывать.

Вспоминается, как во время войны в Чечне к нашим солдатам попал раненый чеченский подросток. Его поместили в лазарет, где за ним заботливо ухаживала добрая медсестра. Подросток всё время злобно ругался, в сердцах говорил, что, когда вырастет, будет резать русских. Медсестра спросила: «А меня тоже будешь резать?» Подросток, который получил от нее столько помощи, не ожидал такого вопроса, сказал: «Нет, тебя не буду». И больше не ругался. То есть часто за внешним ожесточением скрывается теплая, страдающая и любящая душа.

В сокровенных глубинах души всегда есть тоска по незапятнанному добру, чистому отношению к ближнему, по искренней любви. И это пробуждается от чьей-то любви.

Одного знакомого историка пригласили преподавать в школу-интернат для трудных детей. Будучи от природы добрым и вежливым человеком, он начал спокойно вести урок. Но дети стали реагировать насмешками, шутками, хохотом и фактически сорвали занятие. После урока преподаватель сразу направился к директору и сказал, что уходит. Он не питал к детям никакой злобы, просто не хотел оставаться в такой атмосфере. Тот еле упросил его задержаться хотя бы еще на сколько-то, объяснив: «У нас никто не хочет работать». В следующий раз, когда он пришел на урок, произошло какое-то чудо: он увидел на столе булочку и горячий чай, а дети сказали: «Это вам. Мы боялись, что вы уже не придете». С этого момента у них сложились самые близкие отношения. Дети чувствовали, как он относится к ним. Раскрывая какую-то тему, он показывал на следующем уроке художественный исторический фильм и потом с детьми обсуждал его. Результаты его доброго отношения были таковы, что один из его учащихся впоследствии пошел в духовную семинарию и стал священником.

Последнее, что хочется сказать: греху противостоит благодать. Я видел разные школы, и, как бы кто ни критиковал православные гимназии за несовершенство, могу сказать, что в них всё же атмосфера другая. Где люди искренне верят в Бога, молятся, каются в своих грехах и стараются жить по заповедям Божиим, там дети более спокойные, там меньше поводов к проявлению детской жестокости. Она там погашается, а не провоцируется. Божия благодать несет мир души, и это очень передается другим, особенно детям. Так что созидать свои отношения с детьми надо посредством созидания себя самого, посредством стяжания благодати Божией.

***

«Если у ребенка есть все материальные блага,
но нет родительской любви, он глубоко несчастен»

d_smirnov

Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства:

– Маленький ребеночек быстро вырастает. Если у него нет отца, а есть только мама, то она вынуждена работать. Поэтому ей приходится отдавать своего ребенка в детский сад. Малышом я очень много времени провел в детском саду, даже бывал на пятидневке. Видел своих родителей только два дня в неделю. Еще тогда, когда мне было четыре года, я пообещал себе, что своих детей я никогда не отдам в детский сад, потому что более противоестественного состояния для дитяти трудно себе представить. Почему противоестественного? Потому что в многодетной семье не бывает детей одного возраста (ну, одна двойня, редко две), и поэтому между старшими и младшими детьми в таких семьях выстраиваются особые отношения.

Дети, разделенные по одновозрастным группам, быстро превращаются в волчью стаю, где верховодят самые невоспитанные, самые подлые. Это ломает психику детей, они становятся агрессивными и жестокими. Я, как человек, который провел в детском саду и в детских лагерях не один год, прекрасно знаю, как там чувствует себя ребенок. Если мне что-то снится из детства, я просыпаюсь в холодном поту. В лагерях всё время нужно было отстаивать себя как биологический организм. В пионерский лагерь я всегда ездил с ножом, который клал на дно чемодана. Я им не пользовался, но всё же устрашал тех ребят, которые пытались делать мне что-то неприятное. Потому что часто складывалась ситуация, когда восемь нападали на одного.

Каким образом воспитываются дети, лишенные родительского внимания? Они предоставлены сами себе. Их воспитывает улица, а теперь и разные гаджеты, в которых присутствуют самые разные мерзости, провоцирующие детей на жестокость.

Однодетность рождает несчастье. Человек, выросший в семье, в которой нет отца, глубоко несчастлив. Мы тратим колоссальные усилия, в том числе и материальные, на то, чтобы преодолеть эту утрату, но всё равно каждый ребенок чрезвычайно страдает от того, что у него нет семьи. Память о том, что у него есть мать, отец или хотя бы бабушка, очень много значит. Это страдание иссушает его ум, его способности. Некоторые дети теряют способность улыбаться. Для того, чтобы они снова начали улыбаться, нужно потратить годы и отдать всю свою любовь и нежность. Даже если у ребенка есть все материальные блага, но нет родительской любви, он глубоко несчастен. Ничто не заменит любовь и ласку родителей.

Многие пары после развода говорят, что между ними остались прекрасные отношения. Да кому нужны ваши отношения? Ребенку нужна семья. Ему нужен отец, потому что он главный воспитатель, он главный охотник для семьи, он главный авторитет.

***

«Отношения между супругами ребенок чувствует еще в утробе матери»

belborodov

Священник Сергий Белобородов, клирик храма великомученика и целителя Пантелеимона при ЦКБ № 1 ОАО «РЖД»:

– Зло, ненависть, как и доброта, нежность и любовь, идут от родителей. Какими будут дети, зависит от родителей, которые, живя вместе, любят друг друга или, наоборот, постоянно ссорятся. Отношения между супругами ребенок чувствует еще в утробе матери и впитывает в себя.

Ошибочно думать, что ребенок, сидя на полу и играя со своими игрушками, не понимает того, что его родители ругаются. На самом деле в эти минуты малыш всё прекрасно понимает и впитывает всё негативное и всё хорошее, в зависимости от того, что он слышит. Часто бывает, что дети повторяют за родителями то, чему их совершенно не учили. А родители удивляются. Ребенок услышал что-то один раз и запомнил это надолго. Поэтому процентов на 70–80 информация идет от родителей, остальное ребенок получает из общения в детском саду, школе и на улице.

Физическими наказаниями и ругательствами, тем более если это делается с раздражением, делу не поможешь. Бороться с детской жестокостью нужно личным примером: сюда входят и отношения между супругами, и то, как родители общаются с другими людьми.

***

«Если с грехом не бороться, то он разрастается»

yaltanskie

Наталья Ялтанская, мама 9 детей:

– Да, в мире есть добро и зло. Зло борется с добром, и поле битвы – сердца людей. И детей в том числе.

В этой бесконечной теме хочется отметить два момента.

Первый: ребенок – это не маленький взрослый. Личность еще не сформирована. Отсутствие жизненного опыта существенно сказывается на мотивах поведения. Дети часто совершают поступки, глубинный смысл которых совсем не такой, как у взрослого. Ребенок не знает, что, если человека ударить, ему будет больно. Его никогда не били. Или, наоборот, его задели, он вспылил и дал сдачи, а у обидчика – сотрясение мозга. Так сплошь и рядом бывает. Но это не жестокость – это слабая воля, неумение управлять своим темпераментом и отсутствие страха перед последствиями.

Второй момент. Не так давно подрастающее поколение восполняло недостаток собственных переживаний на примерах художественной литературы. Современные дети мало читают, зато много играют в электронные игры. А в электронном мире всё просто. Размазал героя по стенке – он отряхнулся и дальше побежал. Ему не больно, и он не калека. Такой вот негативный опыт.

Ребенок растет в засоренном грехом мире. Если с грехом не бороться, то он разрастается, как баобабы на Планете Маленького Принца, и выразится в поступках. Это верно как для детей, так и для взрослых. То, что до семи лет примерно ребенок сознательно не грешит, у меня сомнений не вызывает. Так и Церковь наша учит. Но проблески есть, конечно – как сознательной борьбы, так и сознательного падения.

Как бороться? Так и бороться. Конечно, мы не станем создавать нашим детям искусственных страданий, в которых, как известно, растет душа. Но вокруг нас по попущению Божию столько всего происходит! Надо разговаривать, обсуждать, переживать с детьми события. Надо помогать страдающим: молитвой, игрушкой, письмом, посещением. Надо читать вместе и обговаривать хорошие книги. Надо вытеснять электронный мир из жизни. А иногда и ограничивать, потому что в определенном возрасте дети не могут себе в некоторых вещах отказать. Надо волю тренировать. Посредством занятий спортом, например.

***

«Современный ребенок рано лишается покрова материнской защиты и начинает отращивать “колючки”»

ermakova

Людмила Федоровна Ермакова, православный психолог:

– Если раньше проявление детской жестокости было все-таки редким явлением, то в последнее время это, к сожалению, становится новой статистической «нормой». Тому способствуют определенные факторы современной жизни.

1. Слишком раннее отделение ребенка от матери и передача его в систему общественного воспитания: ясли, детский сад – или няне, среди которых много добросовестных людей, но ребенку нужны, прежде всего, материнское тепло, любовь и защита. Современный ребенок очень рано лишается покрова материнской защиты и начинает отращивать «колючки», которые не только его защищают, но и помогают ему «добиваться своего». Никто не учит его компромиссу, агрессивное поведение для него более успешно.

2. Способности идти на компромисс, гибкости, уступчивости тоже можно научиться только в семье, прежде всего у мамы. Однако нынешние мамы, замороченные мифологемой «равенства» мужчин и женщин, совершенно забывают о функциональных различиях. Мы в своем развитии давно идем в обратную сторону и уже очень приблизились к «первичному бульону» Опарина – не в биологическом, а в социальном смысле, – в котором мужчины, женщины, взрослые, дети присутствуют, но мало связаны друг с другом и плохо специализированы.

3. Дети живут в предельно агрессивной среде. Более 80% семей разводятся – это сопровождается тяжелейшими конфликтами и скандалами. Радио, телевидение, интернет, газеты, журналы заполнены криминальными сюжетами. Родители слабо стараются защитить от этого своих детей.

4. Родители невнимательны к первым проявлениям агрессивности маленьких детей и тем самым подкрепляют ее.

5. У людей верующих всё чаще возникает вопрос: «Может ли первородный грех стать причиной детской жестокости?» Архимандрит Рафаил (Карелин) в статье «Казнь над нерожденными» пишет: «Доказано, что дети наследуют не только физические свойства, но и определенные душевные качества своих родителей. Эмоциональная жизнь родителей отражается в наследственности и переходит, в виде предрасположений, к их детям. Родители, решившиеся на убийство своего ребенка, уже внесли в свой генетический фонд предрасположение к убийству, которое отяготит психику будущих детей, а иногда душевное свойство передается не прямо, а через поколения. Поэтому родители, решившиеся на убийство своего ребенка, совершили преступление не только перед ним, но и перед детьми, которых они оставили живыми. Родители, передавшие своим детям потенциал жестокости и подсознательного стремления к убийству, часто сами становятся жертвами жестокости своих детей и удивляются: откуда, по их мнению, такая несправедливость?» А поскольку убийства младенцев у нас не прекращаются, возрастает и детская жестокость.

Поскольку убийства младенцев у нас не прекращаются, возрастает и детская жестокость

Как родителям и учителям бороться с детской жестокостью? Прежде всего, нужно вернуть женщину в семью на ее законное место любимой жены, заботливой матери, хранительницы семейного очага. Самая лучшая карьера женщины – это здоровые дети, крепкая семья. Только в гармоничной семье можно воспитать хороших детей. Но это трудно, гораздо легче и интереснее, как кажется, посвятить себя работе, «самореализации». Однако «на двух стульях не усидишь» – всегда будет выбор. И чем чаще женщина будет выбирать детей, тем меньше будет у нас детей жестоких.

Подготовила Анна Ерахтина

27 мая 2015 года

Первоисточник